(495) 925-77-13 Благотворительный фонд русское православие ИНСТИТУТ ХРИСТИАНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ
Ректор об Институте 2
Зачем нужны дети, или Миф об инстинкте материнства

Первый вопрос, который важно прояснить супругам еще до момента зачатия, — вопрос мотивации: почему мы хотим ребенка? Зачем нам дети? Как правило, мотивов всегда несколько, и у мужа и жены они могут различаться. Часть мотивов осознается, но многие остаются спрятаны в бессознательном, и помочь их обнаружить может только специалист, используя специальные методики, в том числе опросники. Ответы, построенные на обобщении или категоричном утверждении: «Это же естественно — все нормальные люди хотят» или «Это наша обязанность, так положено, без детей невозможна полноценная семья», с психологической точки зрения свидетельствуют скорее об инфантильности будущих родителей, чем об их готовности к рождению первенца. Почему? Причин много, перечислим некоторые из них.

Во-первых, желание иметь ребенка — это не признак «нормальности», и далеко не все «нормальные люди» хотят стать родителями, так же как не все стремятся вступить в брак. Есть разные пути и предназначения в жизни (например, монашество), различные возможности и особенности, бывают ситуации, в которых родительство хоть и желанно, но неосуществимо. Поэтому «все» и «нормально» в качестве объяснения здесь не подходит.

Во-вторых, «так положено» — в данном случае ставит под сомнение свободу выбора супругов, а вместе со свободой и ответственность. «Нам велели, мы сделали» — здесь это инфантильная позиция, ведь чтобы полноценно реализовать свое родительство, важно быть личностно зрелым: «Я готов, я могу, я хочу, я выбираю, я отвечаю».

И наконец, в-третьих, полноценность семьи не определяется наличием детей. Так, святые Петр и Феврония, которые почитаются в России как покровители семьи и брака, по преданию, были бездетными. После рождения Иисуса Христа изменилось ветхозаветное отношение к бездетности как к Божьему проклятию и наказанию. Ожидание людьми прихода в мир Мессии сменилось желанием воплотить в своей жизни его заповеди.

Конечно, это прекрасно, когда в семье есть дети, рожденные в любви, и в Библии сказано: «И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею» (Быт. 1: 28). Важно только не забывать и другое: в молитвах чина венчания Православная Церковь выражает веру в то, что чадородие есть желанный плод законного супружества, но вместе с тем не единственная его цель. Наряду с «плодом чрева, на пользу» супругам испрашиваются дары непреходящей взаимной любви, целомудрия, «единомыслия душ и телес» (Цит. по: Основы социальной концепции РПЦ).

Рождение ребенка — не смысл и не цель брака, но также и не «средство спасения души», как считают те, кто предпочитает ориентироваться в своей жизни на вырванные из контекста цитаты из посланий и высказываний святых отцов.

А еще существует миф о так называемом инстинкте материнства. Развенчивать мифы — дело неблагодарное, но благородное, поэтому рискнем покуситься на «святое». Начнем с определения: основной признак инстинктивного поведения у животных — оно врожденное, осуществляется автоматически, воспроизводится бессознательно, то есть без всякого участия мысли и воли. Но человек — не животное. Предположив наличие у человека инстинктов, мы ставим под сомнение его свободу. Исходя из вышесказанного, первый аргумент «против»: у человека, с точки зрения христианской антропологии, инстинктов нет и быть не может, так как это противоречило бы представлению о личности, созданной Богом по образу и подобию Своему и обладающей свободой, волей и творческим даром.

Конечно, можно сказать, что этот аргумент хорош только для верующих. Но есть и другой, понятный всем: если считать желание иметь детей инстинктивным, как тогда объяснить ситуацию с абортами? Если родительство инстинктивно, абортов не было бы вовсе, а это, к глубочайшему сожалению, не так. Инстинкт — это то, что должно быть у всех «особей данного вида», но тогда почему на сегодняшний день наша страна занимает одно из первых мест по количеству абортов в процентном отношении к общему числу рожденных детей? Аборты делают как женщины, не имеющие детей, так и уже родившие и даже многодетные. Одно из объяснений такой удручающей картины: общепринятое отношение к детям как к «предмету желания» («хочу иметь ребенка») предполагает и противоположный полюс — «не хочу иметь ребенка». Как будто жизнь личности можно обсуждать в категориях «иметь — не иметь».

Мы не будем подробно останавливаться на описании деструктивных мотивов рождения детей, лишь перечислим некоторые из них:

• укрепить отношения в семье (привязать к себе, вернуть мужа, предотвратить его уход);

• вынудить партнера жениться;

• улучшить жилищные условия;

• вынудить родителей смириться с браком;

• родить «для здоровья» («аборт вреден, а беременность омолаживает»);

• «родить всем назло», отомстить;

• получить материальную выгоду;

• изменить социальный статус и многое другое.

Такие мотивы разрушительно влияют и на супружеские отношения, и на личность каждого из супругов, и на жизнь и развитие ребенка — надеемся, что это ясно без объяснений.

Итак, все мотивации рождения детей, с нашей точки зрения, можно условно разделить на два типа: «ребенок-объект» (средство) и «ребенок-субъект» (безусловная ценность).

«Ребенок-объект», родившись, должен обеспечить своим родителям удовлетворение их психологических потребностей:

• в безусловной, беззаветной любви и верности («Взяв ребенка на руки, я в первый раз в жизни ощутил, что кто-то любит меня просто так, ни на кого меня не променяет, и это навсегда!»; «Хоть кто-то меня будет любить»; «Я всегда буду самой лучшей и любимой женщиной для моего сына!»);

• в ощущении собственной ценности («Я мать, а мать — это святое!») и полноценности («У меня, как у любого нормального человека, есть дети»);

• в смысле собственной жизни («До рождения ребенка я не понимал, зачем живу»; «Если с ребенком что-то случится, мне незачем будет жить»; «Мои дети — главный и единственный смысл моей жизни»);

• в самоутверждении («Мой ребенок — что хочу, то с ним и делаю»; «Я для своих детей царь и бог»);

• в самореализации («Дети должны добиться всего, о чем мне мечталось»; «Дети — мое продолжение, моя гордость!»; «У моего ребенка должно быть все, чего не было у меня»);

• в ощущении себя взрослым и умным («Дети — это вам не игрушки!»; «Не учите меня жить, я теперь сам родитель!»; «Сама сначала роди, а потом будешь мне советы по воспитанию давать!»);

• в собственной нужности («Дети всегда будут нуждаться в родителях»; «Куда он без нас денется»; «У меня теперь есть хоть один близкий человек, о котором я смогу заботиться»);

• в безопасности и защищенности («Никогда не останусь в одиночестве»; «Будет кому мне в старости стакан воды принести»).

Получается, что у будущих родителей есть какой-то дефицит, какие-то неудовлетворенные желания, амбиции, страхи, с которыми они надеются справиться при помощи ребенка, и малыш, еще не родившись, уже что-то им должен. Неадекватные ожидания, возложенные на ребенка, не могут оправдаться по определению — они ведь изначально строятся на ложных идеях. Хотя «народная мудрость» с нами бы здесь поспорила, ведь фразы, которые мы приводили в качестве примеров, взяты из жизни и для многих звучат естественно, их правильность не вызывает сомнений. Но в данном случае это голос не мудрости, а «народной» глупости, так как все вышеописанные высказывания — пример эгоизма, эгоцентризма, личностной незрелости, а не взрослой родительской позиции (простите, если кто-то в этих примерах узнал себя).

Когда ребенок выступает не в роли объекта, а воспринимается родителями как субъект, как личность, отношения с ним выстраиваются на совершенно иных основаниях. Акцент ставится уже не на ожиданиях от ребенка, что он что-то даст родителям (или от чего-то избавит), но, напротив, в центре внимания оказывается способность родителей удовлетворить потребности малыша. В «сказке про норму» предполагается, что к моменту готовности супругов стать родителями у них уже есть эмоциональный и личностный «прожиточный минимум»: ощущение безусловной ценности собственной личности и жизни; осознанный смысл своей жизни; адекватная самооценка; честное знание своих сильных и слабых сторон, своих возможностей и ограничений (поэтому они не нуждаются в неограниченной власти над ребенком для самоутверждения); разнообразные способы самореализации, принятие себя, других людей и жизни во всей полноте; смелость перед непредсказуемостью и неопределенностью будущего.

То есть это двое взрослых людей.

Прочитав этот список, кто-то удивится: если у меня все это есть, я живу полноценной и интересной жизнью, зачем мне тогда ребенок? И это самое важное: не ребенок нужен родителям, а родители нужны ребенку, не малыш должен оправдывать ожидания взрослых, а взрослые должны иметь достаточный ресурс (и физический, и психологический) для удовлетворения всех основных нужд и желаний ребенка.

Когда у родителей избыток сил и взаимной любви, радости и они готовы щедро этим делиться, от всей души дарить свое богатство, тогда у их ребенка есть шанс почувствовать себя субъектом, ценной личностью, достойной безусловной любви и заботы.

Но в сознании многих современных людей детско-родительские отношения перевернуты, увы, с ног на голову. Как прекрасно было бы, если бы дети рождались от избытка родительской любви и силы, а не для восполнения их ущербности и врачевания комплексов.

Разговор с целью прояснения мотивации рождения ребенка может оказаться не из приятных. Возможно, один из супругов или оба вдруг обнаружат, что психологически совершенно не готовы к появлению младенца. «Так что же теперь — не рожать, а ждать наступления личностной зрелости? А если она до старости не наступит, то так без детей и остаться?» — это типичный вопрос на лекциях, семинарах и консультациях. Ждать или не ждать, сколько ждать и чего — решение принимают только сами супруги, так как это решение лежит в зоне их личной ответственности, и никто не имеет права ни разрешить им, ни запретить. Важно только, чтобы, принимая одно из самых важных и судьбоносных решений в своей жизни — решение о будущем ребенке, — супруги хорошо осознавали свои особенности и ограничения, понимали, какие собственные психологические потребности пока не удовлетворены, и учились находить различные способы их удовлетворения, без привлечения к этой «почетной миссии» детей.

Счастливое, полноценное родительство возможно и у несовершенных родителей (совершенных мы, честно говоря, никогда не видели). Главное, чтобы они не рассчитывали на ребенка как на избавителя от внутриличностных проблем и межличностных конфликтов. При этом дети, безусловно, в некоторой степени влияют и на родительскую самооценку, и на ощущение ценности и осмысленности жизни, и на самореализацию и т. д. и т. п., но не это их главная задача. Каждый ребенок приходит в этот мир, чтобы стать собой во всей полноте потенциала, заложенного в него Богом. А уж взрослые просто обязаны позаботиться о создании самых лучших (исходя из своих возможностей) условий для развития личности, которую Господь на время вверил их попечению.

Психологическая готовность к родительству может включать в себя следующее:

• признание величайшего значения рождения нового человека в мир (вместо обесценивающего личность отношения к ребенку как к объекту);

• осознание своей адекватной ответственности за жизнь, здоровье и развитие ребенка (вместо неадекватных гипер- или гипоответственности — «все» или «ничего»);

• способность родителей к проявлению безусловной любви и верности (вместо ожидания получить это от ребенка);

• ощущение и признание безусловной ценности жизни и личности ребенка (вместо желания самоутверждаться за его счет);

• уважение личности и собственного смысла жизни ребенка (вместо того чтобы сделать его смыслом своей жизни или навязать ему свои смыслы);

• способность оказать поддержку ребенку в его самореализации (вместо самореализации за его счет);

• признание права ребенка на самобытность, индивидуальность (вместо игнорирования или отрицания особенностей ребенка и втягивания его в зависимые отношения);

• готовность создавать безопасные и защищенные условия для развития ребенка, заботиться о его нуждах и удовлетворять как физические, так и психологические потребности (вместо того чтобы сделать из ребенка родителя для себя — ожидать от него заботы, внимания, понимания и т. п., как от взрослого).

Непростые требования, но, согласитесь, и задача архисложная и ответственная.

Из новой книги протоиерея Андрея Лоргуса и психолога Ольги Красниковой «Жизнь после свадьбы», вышедшей в издательстве «Никея».

Источник: http://www.matrony.ru/zachem-nuzhnyi-deti-ili-mif-ob-instinkte-materinstva/